ПЕТЕРБУРГ

Петербург - город, возникший не случайно. Он один из тех редких городов, которые были построены на земле с определенной целью, Петербург же строился с определенной целью - завершить, а точнее продолжить тот самый поход на север. Тот поход на север, который начала культура, зародившаяся на берегах Средиземного моря. Дело в том, что древнейшая цивилизация Египта оставила нам в наследие и такую сферу знания, как астрология, которой мы часто вынуждены пользоваться в быту, которую мы, по крайней мере, видим как астрологический прогноз по телевидению. Для астролога всегда были важны понятия времени и места. Время и место в астрологии рассматриваются по оси Север-Юг. То есть именно эта ось является той осью, в которой события происходят единовременно. Если мы коснемся такого факта, как празднование какого-либо события, происходящего в какое-то определенное время, скажем, Рождество, то празднование это имеет астрологическую привязку во времени. Празднуется этот праздник при этом по-разному в разных странах. Празднование Рождества в США, например, не соответствует тому самому историческому времени, в котором это событие произошло. С этой точки зрения, тем самым часовым поясом, в котором все произошло, является узкий пояс на земном шаре, образующим ось, на которой находятся Александрия, Иерусалим, Константинополь, Киев, Москва и заканчивается этот пояс в городе Петербурге. Находятся они на небольшом расстоянии в меридиональном отношении, в пределах 20-ти градусов. И в этом смысле мы видим странную линию преемственности культур. Мы видим не только значительные культурные образования, но и их поступательное смещение на север от Александрии до Петербурга, до Гипербореи.
Это северное гиперборейское сознание, сознание того, что север для Петербурга это не просто север, а точное местонахождение на севере всей этой оси и заставляет петербуржцев смотреть вглубь этой оси, чувствовать себя родственными всем этим традициям Великой Оси единого временного пояса. Может быть, поэтому сознание петербуржцев столь мультикультурно, с одной стороны, и столь же осецентрично.
Ввиду этого петербургское искусство, возможно, и сформировалось как искусство культурного центра, стоящего на оси, в которой ощущаешь себя той самой наследницей и Москвы, и Киева, и Константинополя, и Иерусалима, и Египта.
Достигнув северной точки, Петербурга, ось культур и стала здесь воплощаться. Петербург стал живым воплощением всей этой традиции, именно поэтому в Петербурге возник великий собор, Исаакиевский собор. Здесь же возник конгломерат культур. Вспомним сфинксов, вспомним знаменитой культурное кольцо вокруг дельты Невы, около Заячьего острова и другие символы Петербурга.
Сконцентрировав такие невероятные культурные ценности на севере оси, Петербург пережил многообразную эволюцию. Именно здесь в Петербурге зародился модернизм в том виде в каком он сейчас и распространился по всему земному шару, я имею ввиду модернизм институциализированный. Институт современного искусства как исследовательская организация, институт современного искусства как образовательная организация. Таковыми они впервые и появились в Петербурге, "Черный квадрат" Малевича тоже появился в Петербурге. Эта модернистская традиция, возникшая на севере оси, именно здесь в Петербурге как нигде создавал свою преемственность. Именно петербургские супрематисты чувствовали как никто иной, эту связь с египетскими пирамидами и с другими традициями - с иконой, с масонской геометрией, треугольниками, купольно-чашечными структурами... В то же время, собрав в себе все эти традиции. Петербург воспринимал их с одной стороны как город с монокультурой, то есть как православный центр некой новой Российской империи, с одной стороны, с другой стороны, Петербург как никакой другой город в мире был мультикультурен.
Здесь были и мусульманские мечети, и синагоги, и католические и протестантские храмы, буддийские общины. Причем они существовали не только в ограниченном общинном смысле, но и в идеологическом, ведь они здесь мыслили и работали, вступали в диалог культур. В то же время Петербург был городом мертвой культуры, Петербург тогда уже воспринял ценности мертвой культуры - с ввозом сюда ценностей Египта, золота Шлимана и многих других археологических находок всевозможных культур. В то же время город нес на себе явную печать античной традиции.
Именно античным городом он становился. Именно поэтому здесь строились храмы, как храм Нептуна, названный Биржей, а затем Военно-морским музеем, например. Ростральные колонны устанавливались и другие объекты мертвых культов.
Вообще, смело можно сказать, что Петербург - город музей. Музей как храм муз, храм Аполлона.
Но революция в искусстве, которая произошла в 20-м веке, затронула глубоко не только Петербург, но и весь мир. В результате параллельно происходившие процессы в Европе и в Америке привели к тому, что современная культура полностью отказалась от его традиционного европейского фундамента, от античных традиций. Существование без фундамента для петербуржца невозможно. Петербург - город на болоте, здесь все зыбко, петербуржцу нужны опоры, столпы, на которых он мог бы чувствовать себя в надежности. Именно поэтому город называется городом камня, хотя камня здесь не было, его привозили. Этот камень классической культуры, заложенный Петром I и укрепленный всеми поколениями петербуржцев, в наше время представляет собой нерушимую твердыню классики, возвышающуюся в море современного искусства, плещущего вокруг.
Я как петербургский художник, который много уделил внимания в своем творчестве всевозможным традициям современного искусства, учился у русских футуристов, у американских поп-артистов, у французских деятелей культуры, в конце  концов, осознал  себя находящимся в той самой твердыне, в
той самой крепости, предназначенной для защиты классического наследия, и осознал, что защита классического наследия и есть для меня та самая возвышенная задача, которой я могу служить в обозримом будущем, как жителя этой крепости, этой твердыне. Но в то же время в таком античном городе как Петербург возможно античное существование мысли. Дело в том, что христианство принесло в Европу непримиримость, которая привела к тому, что все существующие традиции были практически искоренены и уничтожены, а связанные с ними объекты культов всячески искоренялись. Петербург же сохраняя эти традиции, оставаясь при этом христианским городом, показал ту самую античную терпимость, достигнутую на новой, северной высоте, и поэтому мне видится, что будущее Петербурга это не одно сплошное академическое направление стройными рядами марширующее по прямым улицам нашего города, а это существование всех видов культур вместе.

1994


Новиков Т.: Петербург. Каталог к выставке в Музее актуального искусства. М., 2008.
С. 4-7.

Copyright notice! All contents of the web-site www.timurnovikov.ru are intended for non-commercial use only. All rights reserved. Reproduction of any part of all the contents is permitted only if the active link to the web-site is present.