МЕСТО ИСКУССТВА И ИСКУССТВО МЕСТА

Беседа с Тимуром Новиковым

ХЖ. Очевидно, что место бытования искусства может Сыть определено не только чисто интеллектуально, как следование той или иной эстетике, практике, методу. Следует ведь зафиксировать и географическое, топологическое влияние "места" на художника. Здесь трудно пройти мимо темы традиционного противопоставления "двух столиц", где легко различимая топологическая специфика, вероятно, связана и с эстетическими предпочтениями.

 

ТИМУР НОВИКОВ. По моим наблюдениям, в Москве идея противопоставления "двух столиц" разделяется скорее переехавшими сюда украинскими художниками. Коренные же москвичи редко противопоставляют себя жителям Петербурга. Ведь культура ныне — синхронна: постоянное общение художников делает их творчество близким друг другу, даже если они и живут в разных местах и не имеют личных контактов... Уже не первый год сложилась одна большая тусовка, которая хотя и имеет внутри себя небольшие региональные отличия, однако развивалась все время в едином "порыве". Впрочем, разница, конечно же, есть. Например, актуальные питерские художники существуют в

пределах некоего одного движения и все с удовольствием поддерживают некую основную профилирующую идею. В Москве же это невозможно хотя бы просто потому, что город больше в несколько раз и профилирующая идея здесь не может объединить вокруг себя всех.

 

ХЖ. И все-таки, различие между Москвой и Петербургом — это различие между столицей и периферией? Или между городом и мегаполисом?

 

Т.Н. В Тбилиси, например, актуальные художники работают в пределах различных самостоятельных школ. И художественная среда является как бы срезом фигур с разных деревьев. В Питере же всегда существовало одно дерево — актуальное и свежее. Притом что других деревьев тоже немало. Но актуальное и свежее всегда очень агрессивно и перекрывает все остальное. Специфика Москвы другая, здесь, чем более ты "индепендент", тем больше у тебя возможностей выжить. В Питере ты выживаешь, если вливаешься под крыло старшего брата. Москва — уникальное место, дающее шанс выжить единицам. Но вообще-то говорить о питерском и московском очень сложно, потому что это не очень корректные понятия. Граница между Москвой и Петербургом исчезла сначала в начале 80-х, а окончательно она была стерта в конце 80-х в контексте общего процесса размывания границ: тогда же исчезла и граница между Европой и Америкой, все стало влиять на все. А подытожить сумму влияний можно только в будущем

 

ХЖ. Но почему все же, глядя из Питера, ты отрицаешь, различия между питерским и московским искусством, а отсюда, из Москвы, это различие не только утверждается, но и подчеркивается. Ведь, к примеру, две твои недавние московские выставки интерпретируются здесь некоторыми как очередная экспансия питерского искусства?

 

Т.Н. Конечно, традиционно Москва является "столицей нашей Родины". Стремление интерпретировать московское как главное есть проявление неискоренимой здесь воли к централизации и имперскости. И все-таки для внутреннего дискурса российской культуры

очень важно осознание, что что-то происходит не только в Москве. Но говорить об искусстве Симбирска, Омска, Владивостока в Москве совершенно невозможно. Единственный регион, помимо Петербурга достойный описания — Украина, — стал сейчас заграницей, говорить о нем как о регионе российского искусства стало уже некорректным. Следовательно, в ситуациях, когда возникает необходимость признать существование в стране искусства за пределами Москвы, тут сразу возникает Петербург.

И можно самоутвердиться, сказав, что в Петербурге все гораздо хуже, и тогда станет ясно, что в Москве все не так уж плохо... В Питере, кстати, тоже можно говорить, что хуже в Москве, но там до этого редко доходит, потому что питерцы привыкли к состоянию вялой самодостаточности.

 

ХЖ. Однако, в самом Питере уже не первый год существует стремление привлекать московских художников, и стремление это, кстати, постоянно апеллирует к различию между городами.

 

Т.Н. На самом деле нужно говорить о конфронтации не между Москвой и Петербургом, а между Москвой и Западом. Москва хочет быть представлена не в Петербурге, а на Западе. Но этому мешает комплекс неполноценности перед западной культурной индустрией. Отсюда — и снимание штанов, как у Бренера и Кулика, такое хулиганское поведение, подобное тому, когда мальчики дергают девочек за косички. При этом комплекс этот можно преодолеть, найдя крайнего, еще более провинциального, чем Москва. И этим крайним становится Петербург, который и так является краем Европы и готов быть крайним... Но главное все же, если говорить о месте, искусстве, времени, — это то, что определенное количество талантливых людей, в определенном месте — и в Москве, и в Петербурге — выработали тип культуры, который сегодня становится доминирующим...


В беседе участвовали К. Звездочетов, Д. Нартов, В. Софронов.
1997


Новиков Т.: «Место искусства и искусство места». // Художественный журнал №16,
М., С. 38-41, 1997

Copyright notice! All contents of the web-site www.timurnovikov.ru are intended for non-commercial use only. All rights reserved. Reproduction of any part of all the contents is permitted only if the active link to the web-site is present.